Интервью с иммиграционным офицером. Наш опыт. interview


Это практически дословный текст с видео, которое мы выложили на YouTube.

Наше интервью проходило в Чикаго в 2013 году.

Офис USCIS располагается в центре города в одном из небоскребов на 30 этаже. Чтобы пройти к лифтам, мы получили пропуск, показав местные права или паспорт и сообщив, что мы на интервью в USCIS
В приемном зале огромные окна. Жаль, что нельзя фотографировать. Вид с 30 этажа на соседние небоскребы потрясающий.

На входе в отделение проходили через металлоискатель как в аэропорту. Нужно было показать вызов на интервью. С основным заявителем идут все, кто участвует в кейсе. В нашем случае жена и я. Плюс адвокат и переводчик, если нужен. У нас был переводчик для меня и с адвокатом два паралигала. Ощущение, что шли толпой – 6 человек. Охраннику было все равно, кто все эти люди, главное, что заявитель сказал «они со мной». Мы пришли за 20 минут. В приемном зале в регистратуре отдали вызов на интервью. Там же нас с женой сфотографировали и сняли отпечатки пальцев как при биометрии. Дали бумажку с номером.

Дальше сели ждать. В это время можно было сходить в туалет, там же есть фонтанчик с питьевой водой. Но воду и еду можно взять с собой, если есть необходимость. Только кушать в самом зале ожидания нельзя, можно было в холле рядом с туалетами. Там же можно быстро позвонить по телефону. В зале ожидания можно проверять телефон, но не разговаривать по нему. У нас с собой ничего не было, потому что мы не знали что можно, а что нет. Ожидание может занять несколько часов. Офицер может в это время быть занят с предыдущим человеком, если интервью затянулось, или читать ваш кейс. Кто-то из них ограничивается только ознакомлением с вашей формой I-589, поэтому так важно включить в нее кратное описание всех основных событий, но кто-то читает и биографию, тогда время вашего ожидания может быть больше. Нам очень повезло, мы ожидали минут 20.

Офицер сам вышел в зал и вызвал нас. Дальше мы прошли в его кабинет. Он был совсем небольшойшкаф за спиной офицера, стол с компьютером, несколько стульев лицом к офицеру. В нашем случае ему пришлось принести дополнительные стулья, чтобы все поместились. Было тесно, но зато как-то лучше ощущалась поддержка. Офицер уточнил, кто есть кто и проследил, чтобы мы правильно сели. В первом ряду мы с женой и переводчик между нами, во втором адвокат с паралигалами. Переводчику был нужен только паспорт, а паралигалам специальная бумажка, чтобы участвовать. Если бы с нами пришли какие-то родственники за компанию, они остались бы в зале ожидания.

До начала интервью адвокаты подали изменения в анкете. У нас там было несколько неточностей.  У офицера на столе уже лежала присланная копия. Вначале он сказал вводную речь про то, что будет происходить, предупредил о последствии дачи ложных показаний. Потом он всех спросил, будем ли мы говорить правду и только правду. Каждый ответил да. И в конце подписали бумажку об этом.

Офицер должен был бы позвонить и связаться с переводчиком, который будет проверять корректность перевода нашего переводчика. Но он сказал, что не будет этого делать потому что основной заявитель, моя жена, говорила по-английски, а у меня хоть и был переводчик, но судя по всему, офицер не собирался задавать мне много вопросов. Вообще все его поведение говорило о том, что он был расслаблен.

Неожиданностью для нас оказалось, когда офицер во время ответа ему на вопросы, смотрел на нас почти не мигая и одновременно печаталзаписывал дословно ответ. Это немного сбило с толку, но потом мы поняли, что он так и будет делать все время и постарались не отвлекаться.

Первые вопросы дублировали информацию из формы I-589ФИО, адрес, ФИО родителей. Если какая-то информация не поместилась в поле при подаче заявления, на интервью можно дополнить. У нас не помещался предыдущий адрес в Питере, мы дополнили. Если бы что-то было указано с опечаткой, тоже можно было бы поправить.

Дальше шли вопросы по содержанию кейса. Трудно вспомнить точную хронологию, поэтому просто перечислю все, что помним:

-Почему подаетесь на ПУ? Кратко рассказали про антигейский закон, преследования в прошлом и страх преследования в будущем.
-Почему решили подаваться именно в США? Не думали подаваться. Я уехала па PhD, а жена приехала, когда в силу обстоятельств после нападения на нее, стало страшно оставаться в Питере. Уже тут поняли, что не сможем вернуться в Россию и стали думать, что делать дальше.
-Говорила ли правду подаваясь на визу в США? Да, в тот момент обстановка не была такой острой и мысли навсегда оставаться в США не было, думали ездить туда-сюда.
-Почему боитесь вернуться? Опять кратко про страх преследования в будущем.
-Что с вами произошло в России? Имелась в виду не вся биография, а те случаи нападений, которые были в основе кейса. Жена спросила, какой именно случай рассказать. Офицер уточнил, какой именно. И она подробно рассказала. Он задавал по ходу уточняющие вопросы.
Примеры возможных вопросов: как были одеты нападавшие? В чем вы были одеты? Сколько этажей в том здании? Вы не обязаны помнить, но должны легко описать ту картинку, которая возникает у вас в памяти, рассказать про детали, если какие-то запомнились.

Дальше офицер просил рассказать остальные случаи.
Когда жена рассказала случай связанный со мной, офицер стал задавать вопросы мне. Попросил переводчика говорить в первом лице. «Я пошла, я увидела». Профессиональные переводчики это и так знают, но нам помогал просто друг с очень хорошим английским. Я отвечала по-русски, но перевод вопроса не всегда слушала, т.к. практически все понимала.

Потом были остальные стандартные для интервью вопросы:
-Изменилось ли бы что-то если бы жена переехала в другой город? Нет, закон действует по всей стране и в других городах еще больше гомофобии.

Еще офицер сказал, что по внешности жены не понять, что она лесбиянка, как же догадались остальные? Если бы она не со мной жила, может люди не догадались бы? Она ответила, что в России достаточно не краситься и не ходить на каблуках, чтобы тебя уже начали в чем-то подозревать. Особенно если женщина старше 25-ти лет и не замужем. Но такой ответ был у нас, в вашем случае, при аналогичном вопросе вы вполне можете ответить иначе.
-Что вы будете делать в случае отказа в ПУ? Подача в суд, а если окончательный отказ, то скорее всего будем подаваться в другой стране.

В заключении офицер спросил, хочет ли жена что-то добавить. Она растерялась в начале и он дал ей время, пока задавал мне вопрос. Потом жена произнесла в заключении опять про антигейский закон, про то, что мы от него реально пострадали и что только оказавшись в США ощутили в каком же страхе жили в России. Что надеемся на положительное решение по нашему кейсу, потому что боимся возвращаться в свою страну.

В конце адвокату предоставляется право произнести заключительную речь. В нашем случае ее произносил параллигал, он рассказал о тех случаях гонения на геев в России, которые были незадолго до интервью. Показал скриншоты из статей про оккупай. Напомнил, что в инструкции для иммиграционных офицеров написано, что они не имеют права дискриминировать на основании стереотипных представлениях об лгбт.

Потом мы подписали бумажку, что решение по кейсу будет отправлено нам по почте и что нам лично за ним ехать не нужно.
Адвокат спросил, когда придет ответ. Офицер сказал, что где-то через месяц, но могут быть и задержки. Показал на шкаф с делами, там их было много и я слегка испугалась, что надо будет долго ждать. Так и вышло, мы ждали ответа чуть больше года.

Когда мы уже вышли, адвокат спросил у иммиграционного офицера, как все прошло и тот ответил, что все в порядке. Потом в лифте наш адвокат рассказал нам об этом, мы все радовались и поздравляли друг друга.
Вполне вероятно, что иммиграционный офицер просто подбодрил нашего адвоката, но в любом случае ощущение после интервью у всех нас было хорошее. Адвокат сказал нам, что мы держались молодцом, что офицер был расслабленным и это хороший знак. И еще он сказал, что уверен в положительном ответе. Мы, конечно, чувствовали облегчение. Год подготовки, и вот этот самый волнительный момент был позади!


У нас было спокойное и быстрое интервью, которое длилось не больше 1.5 часов. Офицер был молодой, среднего роста, худенький, в сером костюме и очках. Он практически не выражал никаких эмоций, не улыбался при встрече, как это принято у Американцев, но вел себя достаточно дружелюбно.

Мы приехали в Чикаго накануне, чтобы точно не опоздать на интервью, так как дорога занимает 5 часов. Брали отель на групоне с видом на центр города. Погуляли по городу, вечером посидели в кафе в отеле с нашим переводчиком. Даже почти получилось расслабиться.

Если говорить про одежду, то переводчик и адвокат с помощниками были в классических костюмах, а у нас скорее был casual стиль, пиджаки с футболками и брюки. Мы выбирали одежду по принципу, что в ней должны себя чувствовать уверенно. Ну и конечно, она должна быть строгой и аккуратной, неяркого цвета.


К чему нас готовил адвокат, что еще могло быть на интервью:
Мог быть задан вопрос:
 - Почему не пошли в полицию? Потому что любое обращение в полицию в нашей стране может неизвестно чем закончится. Полиция у нас не страж порядка, а скорее угроза для мирных жителей.

Адвокат нас предупреждал, что офицер мог бы переспрашивать даты несколько раз за интервью, причем называя неправильные. Например, вы сказали, что событие произошло 3 марта, а он вас переспрашивает – «вы сказали, это было 13 мартаНужно просто спокойно отвечать, что нет, я сказала 3 марта. В такой ситуации неуместно сердиться, улыбаться или сильно удивляться. Точно так же могут быть переспрошены отдельные события. «Вам сломали правую руку?» «Нет, мне сломали левую». Могут быть заданы неожиданные уточняющие вопросы по кейсу, их вообще трудно предсказать. Какие-то маленькие детали событий. Один и тот же вопрос может задаваться несколько раз в разное время беседы.

При ответе на вопросы надо смотреть в глаза офицеру, даже если вы идете с переводчиком, адресуйте свой ответ именно офицеру. Если можете это контролировать, сидите в спокойной позе, не перекрещивайте руки, ноги, не сплетайте пальцы. Когда сядете, облокотитесь на спинку стула, расслабьте мышцы спины, сделайте глубокий вздох и как бы откройтесь. Волнение пройдет как только начнется само интервью.

Не надо сдерживать эмоций во время ответов, но и переигрывать тоже не стоит. В общем, будьте естественными! И я и жена вели себя достаточно сдержанно, хотя абсолютно нормально, если человек заплачет, рассказывая какой-то неприятный момент из прошлого.

Всегда дослушивайте вопрос до конца, это важно в плане проявления уважения и еще иногда они спрашивают не совсем то, что вы ожидаете, когда слышите первые слова вопроса. Не стесняйтесь переспрашивать, если плохо поняли или не расслышали вопрос.

Лучше всего относиться к интервью не как к экзамену, а как к рассказу другу о беде.
Но если офицер ведет интервью агрессивно, постарайтесь изо всех сил отвечать на все неприятные вопросы откровенно. Есть вероятность, что он просто вас проверяет. Но на самом деле сейчас такой вариант интервью крайне маловероятен, потому что в их инструкции прописано, что они не имеют право давить на представителей ЛГБТ. Если вы понимаете, что не в состоянии больше отвечать на неадекватные агрессивные вопросы, то можно попросить адвоката заступиться за вас. Наши адвокаты заранее договорились, что мы прибегнем к этому только в случае крайней необходимости, достаточно было бы просто посмотреть в сторону адвоката. Мы морально себя готовили отвечать на что угодно, но нам и не пришлось.

В целом наша подготовка до интервью была гораздо жестче реального, за что спасибо Immigration Equality, которые нашли нам таких потрясающих адвокатов.

Если вы подаетесь сами, обязательно найдите человека, который задаст вам вопросы по списку и вы на них ответите так, словно вы на интервью. Будет хорошо, если этот человек сможет и сам придумать неожиданные уточняющие вопросы. И вообще отрепетируйте ваш рассказ перед зеркалом или перед камерой, потренируйтесь.


Что же является самым важным при подаче на политическое убежище? 
Секрет успеха состоит из двух частей. 
Первое. Это грамотно собранный и оформленный кейс, по всем инструкциям, которые дает на своем сайте Immigration Equality. Основные статьи переведены у нас в блоге
Второе. Это ваш связный рассказ на интервью, полное совпадение фактов изложенных на бумаге и рассказанных офицеру устно, адекватная реакция на вопросы. У них нет возможности проверить подлинность ваших доказательствмедицинских справок и полицейских отчетов из России. Они только могут проанализировать свидетельские показания по стилю речи на предмет того, не сами ли вы их написали.
Таким образом, самым важным и рассматриваемым доказательством являетесь вы сами.
И поэтому так важно хотя бы биографию писать самому, чтобы это были ваши слова и никаких ошибок в датах или фактах. Даты вообще очень важны. Как нам объяснил адвокат, американцы уделяют особое значение хронологии событий и датам, что и понятно, ведь вы же никогда не ошибетесь в дате своего рождения, значит, если события, описываемые вами, происходили в действительности, то вы будете помнить дату. Разумеется, не всегда мы помним точно год, месяц, но согласитесь, если на вас напали, вы запомните все, вплоть до запахов. Поэтому можно говорить о том, что я понял, что я гей и тп в таком-то году, но дату нападения вы естественно будете помнить четко. У моей жены были проблемы с датами ее окончания вуза, приема и увольнения на работу, поэтому мы сидели и учили их, как бы смешно это не воспринималось со стороны
И крайне важно очень тщательно проверить форму I-589 перед отправкой.

Если вы вдруг начинаете путаться в собственном рассказе или чувствуете, что офицер вам не доверяет, или вам кажется, что он предвзято оценивает вас, постарайтесь расслабиться. Запутались, забыли дату, ответили как-то не так, извинитесь, скажите, что вы очень волнуетесь, в конце концов попросите минуту , чтобы собраться с мыслями. Это абсолютно нормально.
Более того, это покажет, что вы действительно переживаете, вы не обученный адвокатом робот, а обычный человек.

На этом все. Если появятся вопросы, пишите в личку или задавайте в комментариях. Удачи! 
Post a Comment